Новости

22.11.2017

Уважаемые участники арбитражного процесса!

Уважаемые участники арбитражного процесса! Обращаем Ваше внимание на то, что в связи с составлением годового отчета исковые заявления (заявления) принимаются отделом делопроизводства и обеспечения судопроизводства по 22.12.2017 включительно. 

31.10.2017

31 октября 2017 года в судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений, Арбитражного суда Ставропольского края состоялось совещание в формате круглого стола с участием Минераловодской таможни

В совещании приняли участие: председатель Арбитражного суда Ставропольского края Кичко А.И.; заместитель председателя Арбитражного суда Ставропольского края, председатель судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений, Капункин Ю.Б.; председатель четвертого судебного состава Ермилова Ю.В.; судьи, помощники и специалисты четвертого судебного состава; сотрудники отдела анализа и обобщения судебной практики, законодательства и статистики; начальник Минераловодской таможни Бреусов А.В.; заместитель начальника Минераловодской таможни Морозов М.В.; заместитель начальника отдела таможенных процедур и таможенного контроля Кишиков А.В.; начальник правового отдела Северо-Кавказского таможенного управления Репникова Л.Ю.; начальник отдела контроля таможенной стоимости Северо-Кавказского таможенного управления Шумейко С.А.; начальник правового отдела Минераловодской таможни Князева И.В.; начальник отдела применения систем управления рисками Минераловодской таможни Елисеев С.Г.; начальник отдела контроля таможенной стоимости Минераловодской таможни Елисеев С.Г.; начальник отдела контроля таможенной стоимости Минераловодской таможни Кекчев М.Ю. 

02.08.2017

Арбитражный суд Ставропольского края объявляет конкурс

Арбитражный суд Ставропольского края объявляет конкурс на включение в кадровый резерв для замещения должности федеральной государственной гражданской службы ведущего специалиста 3 разряда отдела делопроизводства и обеспечения судопроизводства.

Обобщение

Дата: 
04.02.2011

                                                        ОБОБЩЕНИЕ

судебной практики рассмотрения дел, связанных

с применением законодательства о финансовой аренде

 

30 ноября 2009 года                                                                        г. Ставрополь

 

В соответствии с планом работы Арбитражного суда Ставропольского края на 2 полугодие 2009 года проведен анализ практики рассмотрения дел, связанных  с применением законодательства о финансовой аренде  за 9 месяцев 2009 года.

Предметом  настоящего обобщения являются дела рассмотренные судьями первого судебного состава за указанный период и судебная практика арбитражных судов регионов и субъектов Российской Федерации.

Целью обобщения является проведение анализа вынесенных судом первой инстанции решений, причин отмен решений, формирование судебной практики для наиболее быстрого и качественного рассмотрения и вынесения

Правовую основу регулирования лизинга составляет:

- Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ);

- Федеральный закон от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее – Федеральный закон  № 164-ФЗ;

- Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» (Россия присоединилась к ней в соответствии с Федеральным законом от 08.02.1998 № 16-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге».

Договор финансовой аренды (договор лизинга) - гражданско-правовой договор, в соответствии с которым арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей (ст. 665 ГК РФ).

Договор лизинга рассматривается ГК РФ в качестве отдельного вида договорных арендных обязательств. С другими видами аренды договор лизинга объединяет то, что имущество передается арендодателем арендатору во временное возмездное владение и пользование.

Вместе с тем договору лизинга присущи определенные характерные особенности, выделяющие его в отдельный вид договора аренды.

Во-первых, в качестве обязанного лица по договору лизинга, наряду с арендодателем и арендатором, выступает также продавец имущества, являющийся его собственником, не участвующий в договоре лизинга в качестве его стороны.

Во-вторых, арендодатель, в отличие от общих положений об аренде, не является собственником или титульным владельцем имущества, которое подлежит передаче в аренду. Более того, на арендодателя возлагается обязанность приобрести в собственность это имущество, принадлежащее другому лицу (продавцу). Данная обязанность арендодателя охватывается содержанием обязательства, возникающего из договора лизинга. Приобретая имущество для арендатора, арендодатель должен уведомить продавца о том, что это имущество предназначено для передачи его в аренду.

В-третьих, активная роль, обычно не свойственная арендным отношениям, в обязательстве по лизингу принадлежит арендатору. Именно арендатор определяет продавца и указывает имущество, которое должно быть приобретено арендодателем для последующей передачи в аренду. Естественно, арендодатель освобождается от какой-либо ответственности за выбор предмета аренды и продавца. Исключение из этого правила могут составить лишь случаи, когда договором лизинга обязанности по определению продавца и выбору имущества возложены на арендодателя (ст. 665 ГК РФ).

В-четвертых, специальным по сравнению с общими правилами об аренде является также изложенное в ГК в виде диспозитивной нормы положение о том, что передача арендованного по договору лизинга имущества арендатору производится не арендодателем, а продавцом этого имущества. Тем не менее ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение этой обязанности, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает арендодатель, возлагается на арендодателя. В этом случае арендатор вправе потребовать от арендодателя расторжения договора и возмещения убытков (п. 2 ст. 668 ГК РФ). С момента передачи продавцом арендатору предусмотренного договором лизинга имущества к последнему переходит риск случайной гибели или случайной порчи арендованного имущества.

 

Предметом договора лизинга могут быть любые непотребляемые вещи, в том числе предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое движимое и недвижимое имущество, которое может использоваться для предпринимательской деятельности. Предметом лизинга не могут быть земельные участки и другие природные объекты, а также имущество, которое федеральными законами запрещено для свободного обращения или для которого установлен особый порядок обращения.

Право владения и пользования предметом лизинга переходит к лизингополучателю в полном объеме, однако договором лизинга может быть установлено и иное (п.1 ст.11 Закона). При этом предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя.

Право лизингодателя на распоряжение предметом лизинга включает право изъять предмет лизинга из владения и пользования у лизингополучателя в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и договором лизинга.

Любой хозяйственный договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям. Для договора лизинга в качестве обязательного закон указывает только одно условие - о предмете лизинга. Пункт 3 ст. 15 Закона о лизинге гласит: договор лизинга, в котором нет необходимых данных, позволяющих определенно установить имущество, подлежащее передаче лизингополучателю в качестве предмета лизинга, не считается заключенным.

Договор лизинга независимо от срока заключается в письменной форме. Об этом говорится в п. 1 ст. 15 Закона о лизинге. В случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, права на имущество, которое передается по договору лизинга, предметом которого является данное имущество, подлежат государственной регистрации. Например, договор лизинга недвижимого имущества, заключенный на срок не менее года (п. 2 ст. 651 ГК РФ). В этом случае договор лизинга в соответствии с п. 3 ст. 26 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации недвижимого имущества и сделок с ним» регистрируется как обременение права собственности лизингодателя. Обременением является право лизингополучателя владеть и пользоваться предметом лизинга, принадлежащим лизингодателю.

                       

Существенной особенностью договора лизинга является тот факт, что для выполнения своих обязательств по договору лизинга субъекты лизинга заключают обязательные и сопутствующие договоры.

К обязательным договорам относится договор купли-продажи. В соответствии с условиями договора купли-продажи продавец имущества, составляющего предмет договора финансовой аренды, передает его не арендодателю, а непосредственно арендатору в месте его нахождения, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды (ст.668 ГК РФ).

К сопутствующим договорам относятся договор о привлечении средств, договор залога, договор гарантии, договор поручительства и другие.

 

Содержание договора лизинга составляют права и обязанности сторон.  

На основании договора лизинга лизингодатель обязуется приобрести у определенного продавца в собственность определенное имущество для его передачи за определенную плату на определенный срок, на определенных условиях в качестве предмета лизинга лизингополучателю; выполнить другие обязательства, вытекающие из содержания договора лизинга.

В свою очередь лизингополучатель обязуется принять предмет лизинга в порядке, предусмотренном указанным договором лизинга; выплатить лизингодателю лизинговые платежи в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором лизинга; по окончании срока действия договора лизинга возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи; выполнить другие обязательства, вытекающие из содержания договора лизинга.

Особенностью договора финансовой аренды является право арендатора предъявить свои требования о качестве и комплектности имущества, составляющего предмет, сроках его поставки, иные требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, непосредственно продавцу имущества.

Под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Специфика и субъектный состав договора лизинга определяют особенности подведомственности данной категории споров.

Так, в силу положений ст. 666 ГК предметом договора финансовой аренды (лизинга) могут быть любые непотребляемые вещи, используемые в предпринимательской деятельности. В связи с этим субъектами договора лизинга могут выступать со стороны лизингодателя (арендодателя) и со стороны лизингополучателя (арендатора) коммерческая организация (юридическое лицо) и гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя.

Таким образом, с учетом требований ст. ст. 27, 28 АПК можно сделать вывод, что дела по спорам, вытекающим из договора лизинга, относятся только к компетенции арбитражного суда.

Положениями § 6 гл. 34 ГК не установлены специальные нормы, регулирующие ответственность участников лизинговых правоотношений. Вследствие этого при возникновении спора надлежит руководствоваться общими правилами гражданско-правовых обязательств с учетом особенностей, установленных применительно к договору аренды, разновидностью которой он и является.

К числу наиболее распространенных судебных споров, вытекающих из договора финансовой аренды, следует отнести:

1) требования лизингодателя о взыскании задолженности по лизинговым платежам;

2) требования лизингодателя о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) и обязании лизингополучателя возвратить имущество, переданное по договору лизинга;

3) требования лизингополучателя о расторжении договора финансовой аренды и взыскании убытков.

Поскольку расчеты по лизинговым платежам могут производиться и в натуральной форме - продукцией, производимой с помощью объекта лизинга, - возможно наличие заявления о взыскании задолженности в натуральной форме.

Следует также учитывать, что требования о взыскании денежных средств, заявленных в качестве основного долга, могут быть дополнены требованиями о взыскании договорной неустойки либо процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных в соответствии со ст. 395 ГК.

Допустимы исковые требования, основанные на ст. ст. 13 и 14 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге, предусматривающие право лизингодателя требовать предварительной оплаты будущих платежей при невыполнении лизингополучателем обязательств по внесению лизинговых платежей.

С учетом разновидностей предмета исковых требований следует выделять особенности доказывания по каждой категории споров.

Вместе с тем для всех категорий исков обязательным является установление правовой природы заключенного договора посредством исследования следующих фактических обстоятельств при его заключении:

1) на возникновение каких правоотношений направлено волеизъявление сторон;

2) является ли договор по своей правовой природе договором финансовой аренды (лизинга);

3) действителен ли заключенный договор в отношении обстоятельств его соответствия требованиям закона.

К числу обязательных доказательств, подлежащих представлению в арбитражный суд независимо от характера заявленного требования, следует отнести доказательства, удостоверяющие факт получения лизингополучателем предмета лизинга (за исключением требований, основанных на нарушении обязательств по передаче имущества лизингополучателю).

Кроме того, если предметом договора лизинга является недвижимое имущество либо последнее входит в состав имущества, переданного в лизинг, является обязательным представление доказательств, свидетельствующих о государственной регистрации такого договора.

 

По делам из договора финансовой аренды (лизинга).

В предмет доказывания входит доказывание:

1) наличия договорных правоотношений, основанных непосредственно на договоре финансовой аренды;

2) факта передачи лизингодателем лизингополучателю имущества, соответствующего условиям договора по качеству и комплектности, целевому назначению;

3) нарушения лизингополучателем принятых по договору обязательств, определяющих размеры, способ, форму и периодичность выплат, определенных в договоре финансовой аренды, и, как следствие этого, общий размер задолженности по лизинговым платежам;

4) наличия (отсутствия) отсрочки лизинговых платежей.

При определении предмета доказывания проведение анализа условий договора позволит определить, какие суммы входят в состав лизинговых платежей.

В части требований лизингодателя о взыскании задолженности по лизинговым платежам необходимо учитывать особенности, установленные ст. 28 Закона о лизинге, а именно:

1) размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются непосредственно договором лизинга (в том числе при условии осуществления расчетов в натуральной форме);

2) условиями договора может предусматриваться отсрочка лизинговых платежей;

3) должна состояться фактическая передача предмета лизинга (при отсутствии в договоре оговорки, предусматривающей иное).

В отношении бремени доказывания лизингодатель обязан доказать существование заявленных обстоятельств о нарушении лизингополучателем принятых по договору обязательств.

К числу необходимых следует отнести доказательства, направленные на установление фактических обязательств в отношении размера, способа, формы и периодичности выплат, определенных договором. В связи с этим обязательным является предоставление и исследование судом договора лизинга. Доказательствами, подтверждающими либо опровергающими заявленные обстоятельства, являются соответствующие условиям договора финансовые документы, содержащие сведения об уплате лизинговых платежей.

В случае, если условиями договора оговорено, что уплата лизинговых платежей осуществляется на основании выставляемых лизингодателем платежных документов, следует представить суду соответствующие финансовые документы с приложением доказательств, подтверждающих их направление лизингополучателю.

Право пользования и владения в отношении предмета лизинга и, соответственно, обязательство лизингополучателя по уплате лизинговых платежей возникают у лизингополучателя с момента передачи ему данного имущества (при отсутствии иного условия, определенного договором). Вследствие этого является обязательным исследование доказательства (акт приема-передачи), подтверждающего факт передачи и приемки лизингополучателем предмета лизинга.

 

По требованиям лизингодателя о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) и обязании лизингополучателя возвратить имущество, переданное по договору лизинга.

В предмет доказывания входит подтверждение лизингодателем нарушений лизингополучателем принятых по договору обязательств.

К числу доказательств по рассматриваемой категории споров следует отнести также доказательства, свидетельствующие о наличии обстоятельств, оговоренных в договоре сторонами в качестве бесспорных и очевидных нарушений обязательств (например, нарушение лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей).

Помимо вышеуказанных разновидностей можно также выделить связанные с договором лизинга требования лизингополучателя, обращенные к лизингодателю и продавцу предмета лизинга, о взыскании убытков, причиненных передачей предмета лизинга ненадлежащего качества.

При определении предмета доказывания и доказательств, подлежащих представлению суду, помимо общих требований, предъявляемых к искам о взыскании убытков, следует учитывать особенности лизинговых правоотношений.

Так, согласно п. 2 ст. 22 Закона о лизинге риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, выбравшая продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга. Согласно п. 2 ст. 670 ГК, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, арендодатель не отвечает перед арендатором за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на арендодателе. В данном случае арендатор вправе по своему выбору предъявить требования, вытекающие из договора купли-продажи, как непосредственно продавцу имущества, так и арендодателю, несущим солидарную ответственность.

В связи с вышеизложенным обязательным является исследование судом договора лизинга в отношении наличия условий об ответственности арендодателя за выбор продавца предмета лизинга.

В отношении ответственности продавца следует учитывать п. 1 ст. 469 ГК, устанавливающий обязанность продавца передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи.

К обязательному компоненту предмета доказывания следует отнести доказывание обстоятельств неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, наличия и размера убытков, причинной связи между ними, а также вины лица, не исполнившего обязательство надлежащим образом.

Изложенные обстоятельства могут устанавливаться посредством использования следующих доказательств:

1) договора финансовой аренды (лизинга);

2) финансовых документов, подтверждающих размер заявленных к взысканию убытков;

3) актов приема-передачи предмета лизинга;

4) доказательств, подтверждающих несоответствие переданного лизингополучателю предмета лизинга условиям договора по качеству.

 

Практика АС Ставропольского края:

 

Лизингодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем предмета лизинга, в случае нарушения лизингополучателем того или иного условия договора лизинга, с которым договор связывает право лизингодателя отказаться от исполнения договора.

Лизингодатель обратился с иском к лизингополучателю об обязании возвратить предмет лизинга по договору лизинга. Решением суда иск удовлетворен. Судебный акт мотивирован тем, что лизингополучатель не предоставил доказательства оплаты задолженности по договору лизинга, в связи с чем лизингодатель основании договора и пункта 3 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации вправе в одностороннем порядке расторгнуть договор лизинга.

Из пункта 2 статьи 13 Федерального закона от 29.10.98 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» следует, что лизингодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, Федеральным законом и договором лизинга.

В соответствии с пунктом 3 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

В силу пункта 1 статьи 421 Кодекса граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Пунктом 4 статьи 421 Кодекса предусмотрено, что условия договора определяются по усмотрению сторон, за исключением случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом.  

 Лизингополучатель, подписав договор лизинга без возражений, согласился с редакций договора.

В пункте 27 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.02 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» разъяснено, что в договоре аренды могут быть предусмотрены основания отказа арендодателя от исполнения договора и его расторжения во внесудебном порядке, в том числе связанные с нарушением арендатором того или иного условия договора (пункт 3 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации).

        В соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» право лизингодателя на распоряжение предметом лизинга включает право изъять предмет лизинга из владения и пользования у лизингополучателя в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и договором лизинга

         Согласно статье 622 Гражданского кодекса Российской Федерации при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендованное имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа.

Факт нарушения, с которым договор связывает право лизингодателя отказаться от исполнения договора, был доказан материалами дела. В силу пункта 3 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации в этом случае договор считается расторгнутым, соответствующего решения суда не требуется. Так как лизингополучатель добровольно не возвратил предмет лизинга, лизингодатель правомерно обратился в суд с иском об обязании возврата предмета лизинга в связи с прекращением договора лизинга.

Довод лизингополучателя о том, что предмет лизинга практически оплачен, не был принят судом, поскольку указанное обстоятельство не устраняет допущенного лизингополучателя нарушения принятых на основании договора обязательств, в связи с чем у лизингодателя в соответствии с условиями договора возникло право на односторонний отказ от договора.

Суд кассационной инстанции подтвердил правильность выводов суда первой инстанции (дело № А 63-3692/07-С2).

    

Увеличение расходов сублизингодателя на приобретение и передачу предмета лизинга по сравнению с суммой, которая использовалась для расчета сублизинговых платежей по договору, заключенному с сублизингополучателем, влечет внесение изменений в договор сублизинга, если это предусмотрено договором сублизинга.

Сублизингодатель обратился в суд с иском к сублизингополучателю о внесении изменений в договор финансовой субаренды (сублизинга) в связи с увеличением расходов сублизингодателя на приобретение и передачу предмета лизинга над суммой расходов, которые использовались для расчетов сублизинговых платежей при подписании договора.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, иск удовлетворен. Судебные акты мотивированы тем, что в  договора сублизинга стороны предусмотрели обязанность внесения изменений в договор в случае, если фактические расходы сублизингодателя на приобретение и передачу предмета лизинга превысят сумму расходов, которые использовались для расчетов сублизинговых платежей при подписании договора. Представленные в материалы дела доказательства подтверждают увеличение расходов сублизингодателя в связи с увеличением стоимости предмета лизинга (сублизинга).

Суд кассационной инстанции подтвердил правильность выводов суда первой инстанции (дело № А63-577/08-С1-35).

 

Иная практика:

 

Поскольку с ответчика в пользу истца решением суда была взыскана задолженность по договору финансового сублизинга, истец уже воспользовался одним из способов защиты своих прав и интересов, что является основанием для отказа в удовлетворении требований о расторжении договора лизинга и обязании ответчика вернуть объект лизинга (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 29 ноября 2006 г. по делу № А36-671/2006).

 

ОАО "Липецкагроснабсервис" обратилось в арбитражный суд с иском к КФХ "Лазарево" о расторжении договора финансового лизинга N 434 от 06.05.99 и обязании ответчика вернуть объект лизинга.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, 06.05.99 между истцом и ответчиком был заключен договор N 434 финансового сублизинга сроком на 5 лет, согласно которому истец передал ответчику во временное пользование с обязательным выкупом за определенную плату автомобиль "ГАЗ-3302-14" "Газель", с переходом права собственности на объект лизинга после внесения полной суммы лизинговых платежей.

Согласно приложению N 2 к договору ответчик обязан был выплатить в срок до 21.05.2004 75443 руб. в возмещение стоимости объекта лизинга, 9053 руб. 16 коп. за оказанные услуги и 14869 руб. 80 коп. арендной платы.

Указывая на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору и наличие задолженности по лизинговым платежам за период с 21.02.2002 по 21.05.2004, ОАО "Липецкагроснабсервис" обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Поскольку материалами дела подтверждено наличие у ответчика перед истцом по договору финансового сублизинга задолженности и это обстоятельство не оспаривается КФХ "Лазарево", суд первой инстанции на основании ст. ст. 425, 450, 622 ГК РФ удовлетворил исковые требования.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции исходил из следующего.

В силу ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Согласно ст. 9 ГК РФ юридическое лицо по своему усмотрению осуществляет принадлежащие ему гражданские права и выбирает способы их защиты.

В соответствии с решением арбитражного суда от 17.03.2006 по делу N А36-4954/2005 с ответчика в пользу истца взыскано 30554 руб. 36 коп. задолженности по указанному спорному договору финансового сублизинга.

Учитывая данное обстоятельство, суд апелляционной инстанции обоснованно указал на то, что истец уже воспользовался одним из способов защиты своих прав и интересов, взыскав с ответчика задолженность по лизинговым платежам в судебном порядке, и это является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Ссылку заявителя кассационной жалобы на то, что его исковые требования подлежат удовлетворению в силу п. 8.1 договора и на основании п. 1 ст. 13 ФЗ "О лизинге" N 164-ФЗ от 29.10.99 (действующая редакция на момент заключения договора), согласно которым лизингодатель имеет право бесспорного взыскания денежных сумм и бесспорного изъятия предмета лизинга в случае если лизингополучатель более двух раз подряд по истечении установленного договором лизинга срока платежа не вносит плату за пользование предметом лизинга, судебная коллегия считает несостоятельной по вышеизложенным основаниям.

Суд кассационной инстанции оставил Постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

 

Поскольку лизинговые платежи не были уплачены в полном объеме, право собственности на предмет лизинга к лизингополучателю не перешло и обязательство, обеспеченное залогом предмета лизинга, не возникло, а договор лизинга с момента признания лизингополучателя банкротом прекратил свое действие, суд обоснованно включил требования лизингополучателя о взыскании задолженности по указанному договору в третью очередь реестра требований кредиторов должника (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15 ноября 2006 г. по делу № Ф09-10406/06-С4).

 

ОАО "Пермагроснаб" обратилось в арбитражный суд к МП "Кунгурская МТС" с требованием о включении в реестр требований кредиторов на основании договора лизинга от 28.05.1999 N ОФЛ-165 задолженности по лизинговым платежам в сумме 11275947 руб. 73 коп., образовавшейся до признания МП "Кунгурская МТС" несостоятельным (банкротом), и лизинговых платежей в сумме 51977354 руб. 92 коп., предусмотренных этим договором в последующий период (с учетом увеличения размера требований).

Определением от 22.06.2006 произведена замена ОАО "Пермагроснаб" в спорном правоотношении на Департамент агропромышленного комплекса и продовольствия Пермской области (далее - департамент) на основании договора уступки права требования от 19.06.2006. Судом принято изменение требования, согласно которому департамент просит включить в реестр требований кредиторов требование в сумме 63253302 руб. 65 коп. по обязательству, обеспеченному залогом техники, являющейся предметом договора лизинга от 28.05.1999 N ОФЛ-165.

Определением арбитражного суда от 08.08.2006 требование департамента в сумме 11275947 руб. 73 коп. включено в третью очередь реестра требований кредиторов. В удовлетворении требований в остальной части отказано.

Постановлением арбитражного апелляционного суда от 21.09.2006 произведена замена стороны-кредитора - департамента на его правопреемника - министерство. Определение арбитражного суда от 08.08.2006 оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, решением арбитражного суда от 25.10.2005 МП "Кунгурская МТС" признано несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство.

Между правопредшественником МП "Кунгурская МТС" (лизингополучатель) и ОАО "Пермагроснаб" (сублизингодатель) заключен договор финансового лизинга на региональном уровне от 28.05.1999 N ОФЛ-165, предметом которого является передача сублизингодателем лизингополучателю закупленной по его просьбе продукции машиностроения (пресс-подборщики, кормозаготовительный комплекс, комбайны), указанной в приложении N 1 к договору, на условиях финансового лизинга долгосрочной аренды с обязательным ее выкупом.

Техника передана по актам сдачи-приемки на основании доверенностей.

Неисполнение МП "Кунгурская МТС" обязательства по уплате лизинговых платежей послужило поводом для предъявления соответствующего требования должнику.

Признавая требование министерства в сумме 11275947 руб. 73 коп. обоснованным и включая его в реестр требований кредиторов, суды сослались на то, что данное требование не является обязательством, обеспеченным залогом имущества, поскольку право собственности на объект лизинга к лизингополучателю не перешло. При этом с момента признания МП "Кунгурская МТС" несостоятельным (банкротом) договор лизинга прекратил свое действие, но наличие задолженности по лизинговым платежам, образовавшейся до признания МП "Кунгурская МТС" несостоятельным (банкротом), материалами дела подтверждено.

Выводы судов являются правильными.

Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются: условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Поскольку стороны договора лизинга достигли соглашения в отношении предмета договора, суды сделали правомерный вывод о том, что договор финансового лизинга от 28.05.1999 N ОФЛ-165 является заключенным.

Судами установлено, что агротехника находится во владении и пользовании МП "Кунгурская МТС", иных оснований приобретения права на нее помимо договора лизинга от 28.05.1999 N ОФЛ-165 должником в нарушение ст. 65 АПК РФ не представлено. Задолженность по уплате лизинговых платежей в сумме 11275947 руб. 73 коп. возникла до принятия судом заявления о признании МП "Кунгурская МТС" несостоятельным (банкротом), ее размер материалами дела подтвержден.

При этом, согласно п. 2.2 и 2.3 договора лизинга, право собственности на объект лизинга в течение срока действия договора остается за лизингодателем и переходит к лизингополучателю после полной уплаты всех лизинговых платежей. С учетом того, что эти платежи не были уплачены МП "Кунгурская МТС" в полном объеме, право собственности на агротехнику к нему не перешло и обязательство, обеспеченное залогом являющейся предметом договора лизинга техники, не возникло.

Кроме того, пунктом 8.1 договора лизинга от 28.05.1999 N ОФЛ-165 предусмотрено прекращение его действия в случае банкротства лизингополучателя, то есть с 25.10.2005.

Поскольку лизинговые платежи в полном объеме лизингополучателем не уплачены, суды правомерно включили в третью очередь реестра требований кредиторов требование министерства в названной сумме.

Доводу МП "Кунгурская МТС" о ничтожности договора уступки права требования от 19.06.2006 судами дана надлежащая правовая оценка. Сделка юридического лица, выходящая за пределы его правоспособности, в силу ст. 173 ГК РФ является оспоримой, при этом к указанным в данной статье закона лицам, имеющим право оспорить ее в судебном порядке, МП "Кунгурская МТС" не относится.

Доводы МП "Кунгурская МТС" о подтверждении его права хозяйственного ведения на сельскохозяйственную технику решением арбитражного суда от 24.03.2006 по делу N А50-47137/2005-Г-19, Определением от 15.06.2006 по делу N А50-14092/2005-Б и Постановлением арбитражного апелляционного суда от 21.08.2006 по делу N 17АП-35/2006-ГК судом кассационной инстанции отклоняются, так как они надлежащим образом исследованы судами первой и апелляционной инстанций.

Суд кассационной инстанции оставил Определение арбитражного суда и Постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

 

Поскольку ответчик несвоевременно и не в полном объеме перечислял лизинговые платежи, что не оспаривается им самим, суд правомерно удовлетворил требования о расторжении договора и взыскании по нему задолженности (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 31 октября 2006 г. по делу № Ф03-А59/06-1/3829).

 

ЗАО "Сахалинская лизинговая компания" обратилось в арбитражный суд с исками к ООО "Энергопром" о расторжении договоров финансовой аренды (лизинга): N 04302/03 от 25.09.2003 и взыскании 5331844 руб. 46 коп.; N 04902/04 от 19.05.2004 и взыскании 8800846 руб. 91 коп.; N 04002/03 от 25.09.2003 и взыскании 5374558 руб. 70 коп., составляющих: 1) текущую задолженность по лизинговым платежам; 2) пеню за просрочку ее уплаты; 3) невозмещенные инвестиционные затраты; 4) вознаграждение лизингополучателя; 5) штраф в размере 1% невозмещенных инвестиционных затрат; 6) выкупную стоимость предмета лизинга, в соответствии с пп. "б" п. 7.4, п. 7.3.2 условий договоров и п. 2 ст. 13 ФЗ N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" в связи с нарушением лизингополучателем сроков оплаты лизинговых платежей.

Решением суда от 31.05.2006 требования истца удовлетворены полностью на основании ст. 13 ФЗ от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" и п. 7.3.2, пп. "б" п. 7.4 договоров лизинга.

Как следует из материалов дела и установлено судом, в соответствии с договором финансового лизинга N 04002/03 от 25.09.2003, заключенным между сторонами, ЗАО "Сахалинская лизинговая компания" (лизингодатель) обязывалось приобрести для последующей передачи в лизинг ООО "Энергопром" сроком на 3 года имущество на сумму, эквивалентную 241000 долларов США.

Согласно договору финансового лизинга N 04902/04 от 19.05.2004, заключенному между сторонами, ЗАО "Сахалинская лизинговая компания" (лизингодатель) обязывалось приобрести для последующей передачи в лизинг ООО "Энергопром" сроком на два года имущество на сумму 9823742 руб. 04 коп.

Согласно договору финансового лизинга N 04302/03 от 25.09.2003, заключенному между сторонами, ЗАО "Сахалинская лизинговая компания" (лизингодатель) обязывалось приобрести для последующей передачи в лизинг ООО "Энергопром" сроком на три года имущество на сумму, эквивалентную 165000 долларов США.

Указанные договоры предусматривают их действие до момента исполнения обязательств сторонами (п. 7.1) и право лизингополучателя (п. 11.1) при условиях уплаты всех предусмотренных договором платежей на выкуп по договору купли-продажи в течение 30 дней имущества по выкупной цене в размере одного месячного вознаграждения, предусмотренного п. 6.1 договора.

Лизингополучатель, в свою очередь, за предоставленное право пользования имуществом принял на себя обязательство уплачивать лизингодателю лизинговые платежи в составе суммы, возмещающей полную стоимость инвестиционных затрат: стоимость лизингового имущества, процентов за кредитные ресурсы и комиссионного вознаграждения, согласно графику (пункт 6 договоров, приложение N 3 к договору N 04302/03 от 25.09.2003, приложение N 4 к договору N 04902/04 от 19.05.2004, приложение N 3 к договору N 04002/03 от 25.09.2003), всего на сумму 23521506 руб. 02 коп.

Во исполнение данных договоров истец приобрел у ООО "Строительно-дорожные машины" автотехнику по договорам купли-продажи и по актам передал ее ООО "Энергопром".

Ответчик несвоевременно и не в полном объеме перечислял лизинговые платежи, что подтверждается материалами дела и не оспаривается ответчиком, что явилось основанием для заявления истцом настоящих исковых требований по условиям заключенных договоров.

В соответствии с ч. 2 ст. 13 ФЗ от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" лизингодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, предусмотренных законодательством РФ, настоящим Федеральным законом и договором лизинга.

Согласно п. 7.3.2 договоров лизинга лизингодатель имеет право требовать расторжения договора в случае, если лизингополучатель по получении требования об уплате не погашает задолженности (включая пени за просрочку) в течение десяти банковских дней.

Согласно п. 7.4 договоров лизинга в случае расторжения договора по вышеуказанному в п. 7.3.2 договора лизинга основанию лизингополучатель обязан:

а) вернуть имущество в состоянии, в котором оно находилось на момент передачи его лизингополучателю, с учетом нормального износа и уплатить текущую задолженность по уплате лизинговых платежей согласно графику и начисленную пеню за просрочку их уплаты им;

б) уплатить лизингодателю: текущую задолженность по уплате лизинговых платежей согласно графику и начисленную пеню за просрочку их уплаты, невозмещенные инвестиционные затраты лизингодателя с учетом НДС, вознаграждение лизингодателя за оказанные лизинговые услуги до конца действия срока договора в полном объеме, штраф в размере 1% от невозмещенных инвестиционных затрат лизингодателя, выкупную стоимость имущества (согласно п. 11.1 договора).

Истец, отказавшись от требования возврата имущества, заявил требования на основании пп. "б" п. 7.4 договоров лизинга о расторжении договоров и оплате предусмотренных платежей на общую сумму 19742932 руб. 82 коп., которые судом правомерно взысканы с ответчика.

Довод ответчика по кассационной жалобе о том, что судом не решен вопрос о принадлежности имущества в порядке применения последствий расторжения договоров на таких условиях, не соответствует п. 11.1 договоров лизинга, предусматривающих переход права собственности на имущество к лизингополучателю при прекращении договора только после оплаты всех предусмотренных договором платежей и выкупной стоимости по договору купли-продажи, что не противоречит ст. 491 ГК РФ о сохранении права собственности за продавцом до полной оплаты товара покупателем.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда без изменения.

 

Поскольку целью заключения договора поставки явилось приобретение лизингового имущества и материалы дела свидетельствуют об отсутствии у контрагентов намерения совершить иную сделку, у суда не было оснований для признания договора поставки притворной сделкой и признания на этом основании недействительным договора лизинга (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23 октября 2006 г. по делу № А43-2695/2006-2-47).

 

ООО "Научно-производственная фирма "Тритон-ЛТД" (далее - Фирма) обратилось в арбитражный суд с иском к МУП "Водоканализационное хозяйство "Исток" (далее - Предприятие) и ООО "Волго-Окская Лизинговая компания" (далее - Лизинговая компания) о признании недействительным договора лизинга от 14.09.2004 N 6Л-09/04, заключенного ответчиками.

Исковые требования основаны на статьях 166, 168, 170 (пункт 2) ГК РФ и мотивированы притворным характером договора поставки от 30.08.2004 N 109/д-К теплонасосной станции, заключенного Фирмой и Предприятием во исполнение лизинга, что не соответствует требованиям статьи 15 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)", предусматривающей обязательное заключение лизингодателем договора купли-продажи.

Решением от 10.05.2006 арбитражного суда, оставленным без изменения Постановлением от 17.06.2006 арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении исковых требований отказано. Руководствуясь статьями 421, 506, 665, 667 ГК РФ и статьей 15 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)", суд не нашел оснований для признания сделки недействительной.

По мнению Фирмы, выводы суда о законности договора противоречат статьям 506, 665 ГК РФ и статье 15 Закона о лизинге. Исходя из условий договора поставки, правоотношения, возникшие между контрагентами, должны квалифицироваться как подрядные; фактически действия сторон спорной сделки направлены на прикрытие другой сделки. Спорное соглашение не содержит данных, позволяющих определенно установить имущество, являющееся предметом договора лизинга, а значит, является незаключенным.

Как видно из документов и установлено судом, ООО "Волго-Окская Лизинговая компания" (лизингодатель) и МУП "Водоканализационное хозяйство "Исток" (лизингополучатель) заключили договор от 14.09.2004 N 6Л-09/04 финансовой аренды (лизинга), по условиям которого лизингодатель обязался приобрести в собственность у ЗАО НПФ "Тритон-ЛТД" (поставщика) теплонасосную станцию, согласно техническому заданию, и передать ее лизингополучателю в срок до 28.10.2004 во временное владение и пользование для осуществления предпринимательской деятельности.

На момент заключения указанной сделки договорные отношения лизингодателя и поставщика фактически сложились; согласно условиям договора поставки от 30.08.2004 № 109/д-К Фирма взяла на себя обязательства по проектированию, изготовлению, введению в эксплуатацию системы тепловых насосов, ставших предметом лизинга.

Фирма решила оспаривать действительность заключенной сделки от 14.09.2004 и обратилась в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды предыдущих инстанций правомерно исходили из того, что отсутствуют основания для признания спорного договора недействительной (ничтожной) сделкой.

Согласно статье 168 ГК РФ ничтожной признается сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов. В данном случае судом не установлено, что договор лизинга не соответствует требованиям, предъявляемым законом к названному виду сделок.

В соответствии со статьей 665 Кодекса по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Правовые особенности лизинговой деятельности регулируются ФЗ от 29.10.1998 № 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)".

По правилам пункта 2 статьи 15 Закона для выполнения своих обязательств по договору лизинга субъекты лизинга заключают обязательные и сопутствующие договоры. Обязательным договором считается договор купли-продажи, который по общему правилу заключается лизингодателем по указанию лизингополучателя с определенным продавцом и в отношении определенного имущества.

В силу пункта 5 статьи 454 ГК РФ договоры поставки отнесены к отдельным видам договора купли-продажи.

Как установлено в статье 506 Кодекса, по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленные срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

В соответствии с пунктом 3 статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор).

Оценив условия сделки от 30.08.2004, суд квалифицировал данный договор как смешанный, сочетающий элементы договоров поставки (купли-продажи) и подряда.

При определении вида договора в отношениях, складывающихся по поводу поставки продукции, в качестве критериев используются направленность воли сторон по сделке (то есть на достижение какого результата была направлена сделка) и содержание основных обязанностей по договору, итог исполненного договора (результат работы или товар).

Волеизъявление сторон по договору поставки от 30.08.2004 направлено на создание определенной продукции (системы тепловых насосов) и ее реализацию, следовательно, по своей правовой природе он является договором поставки с элементами подрядных отношений, что никоим образом не влияет на несоответствие его условий Закону о лизинге.

Согласно пункту 2 статьи 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна.

По основанию притворности недействительной может быть признана лишь та сделка, которая имеет своей целью достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника на совершение притворной сделки для применения указанной нормы недостаточно.

Целью заключения договора поставки от 30.08.2004 явилось приобретение лизингового имущества. Материалы дела, касающиеся обстоятельств заключения и исполнения оспариваемых договоров, свидетельствуют об отсутствии у контрагентов намерения совершить иную сделку. Доказательств того, что, заключая договор поставки, Фирма и Лизинговая компания имели в виду другую сделку, истец суду не представил.

Суд кассационной инстанции оставил решение арбитражного суда и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

 

Оспариваемый договор не отвечает признакам договора финансовой аренды, действия сторон по фактическому исполнению сделки свидетельствуют о наличии между ними арендных отношений с правом выкупа арендованного имущества, а поскольку факт передачи истцом имущества в аренду и неисполнение ответчиком обязательства по внесению выкупных платежей подтверждаются материалами дела, удовлетворение требований в части взыскания выкупных платежей является правомерным (Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23 октября 2006 г. по делу № А10-7190/05-Ф02-5470/06-С2).

 

Фонд социально-экономического развития Республики Бурятия обратился в арбитражный суд с иском к ООО "ЭКОР - Дары Сибири" о взыскании 1186337 рублей 10 копеек - суммы долга по договору о финансовом лизинге N 444 от 24.12.2001, 338989 рублей 90 копеек - суммы остаточной стоимости имущества на момент окончания договора, 507788 рублей 31 копейки - пени, а также о расторжении договора о финансовом лизинге N 444 от 24.12.2001.

До принятия решения истец в соответствии со статьей 49 АПК РФ отказался от требований о расторжении договора и взыскании остаточной стоимости имущества, в части взыскания задолженности увеличил исковые требования и просил взыскать 1804730 рублей 46 копеек, в том числе 693520 рублей 20 копеек - основной долг, 556 774 рубля 80 копеек - проценты, 554435 рублей 46 копеек - пеню на сумму просроченных к уплате процентов за период с 01.03.2002 по 17.12.2005 из расчета 0,006%.

Решением от 25 ноября 2005 года арбитражный суд первой инстанции иск удовлетворил частично, взыскал с ООО "ЭКОР - Дары Сибири" в пользу Фонда социально-экономического развития Республики Бурятия 601051 рубль 14 копеек - сумму долга по выкупным платежам, 6834 рубля 37 копеек - расходы по уплате государственной пошлины. В удовлетворении иска в остальной части отказал.

Постановлением апелляционной инстанции от 29 августа 2006 года решение оставлено без изменения.

ООО "ЭКОР - Дары Сибири" полагает, что суд не применил подлежащие применению подпункт 1 пункта 1 статьи 167, статьи 607, 666 ГК РФ.

Согласно иску материально-правовым требованием (с учетом уточнений) указано требование о взыскании задолженности по уплате лизинговых платежей.

Обосновывая требования, истец ссылается на пункты 11.2, 11.3 договора N 444.

Как следует из материалов дела, 24.12.2001 Фонд реализации программы социально-экономического развития Республики Бурятия (лизингодатель) и общество с ограниченной ответственностью "ЭКОР - Дары Сибири" подписали договор N 444 о финансовом лизинге движимого имущества.

По условиям договора в соответствии с заявлением лизингополучателя (приложение N 1) лизингодатель обязуется приобрести для последующей передачи в лизинг лизингополучателю следующее выбранное лизингополучателем имущество (в дальнейшем - объект лизинга): 1) машину упаковочную настольную - 2 шт., стоимостью с НДС 53892,0 рубля; 2) машину сварочную п/л - 2 шт., стоимостью с НДС 9734,4 рубля; 3) аппарат фасовочно-упаковочный - 1 шт., стоимостью с НДС 41760,0 рубля; 4) влагомер "Эвлас-2" - 1 шт., стоимостью 23004,0 рубля; 5) сепарирующе-обрушивающий комплекс - 1 шт., стоимостью с НДС 240000 рублей; 6) фракционер - 1 шт., стоимостью с НДС 44400 рублей; 7) машину упаковочную настольную - 1 шт., стоимостью с НДС 26946,0 рубля; 8) машину сварочную п/л - 1 шт., стоимостью с НДС 4897,2 рубля; 9) сепарирующе-обрушивающий комплекс - 1 шт., стоимостью с НДС 480000 рублей.

Итого на сумму 924963 рубля (пункт 1.1 договора).

Общая сумма, выплачиваемая лизингополучателем в период действия и в соответствии с условиями договора (затраты лизингодателя на приобретение оборудования, его доставку лизингополучателю, хранение, погрузочные работы, уплату таможенных пошлин и процедур, НДС, банковских расходов, плата за лизинг и др.), составляет 1525327 руб. (сумма сделки) (пункт 12 договора).

Разделом 7 договора предусмотрено:

лизингополучатель за предоставленное ему право использования имущества, переданного ему в лизинг по настоящему договору, обязуется уплатить лизингодателю лизинговые платежи в соответствии с графиком лизинговых платежей (приложение N 2).

Уплата лизинговых платежей независимо от фактического использования имущества производится ежеквартально, не позднее 1 числа месяца, следующего за оплачиваемым кварталом, в виде регулярных постоянных платежей, путем перечисления на расчетный счет лизингодателя, в соответствии с прилагаемым графиком лизинговых платежей. Первый период начисляется с 24.12.2001.

В случае просрочки установленных настоящим договором лизинговых платежей или частичной оплаты от установленных графиком лизинговых платежей сумм лизингополучатель уплачивает лизингодателю пени в размере 0,06% от суммы неоплаты за каждый день просрочки.

Пунктом 2.1 договора установлен срок лизинга, объект лизинга передается лизингополучателю в лизинг сроком на пять лет, начиная с даты приемки его лизингополучателем.

По истечении срока договора при условии уплаты лизингополучателем лизингодателю всех предусмотренных договором платежей сделка считается завершенной (пункт 12.1 договора).

По условиям пункта 13.1 договора по завершении сделки имущество передается лизингополучателю в собственность.

Исходя из условий, неотъемлемыми условиями договора являются заявление ООО "ЭКОР - Дары Сибири" о приобретении для него оборудования, являющегося предметом по договору № 444 от 24.12.2001; график лизинговых платежей; соглашение от 14.11.2001 между Фондом реализации федеральной программы социально-экономического развития Республики Бурятия и ООО "Кедроград". Имущество, являющееся предметом договора лизинга, передано Фондом ответчику по акту приема-передачи от 24.12.2001.

В материалах дела имеется соглашение, из которого следует, что Фонд реализации ФП СЭР РБ принял взамен частичного исполнения обязательства ООО "Кедроград", возникшего из простого векселя N 0332 от 28.06.2000, имущество, в том числе: машину упаковочную настольную в количестве 2 шт., на сумму 44910 рублей; машину сварочную п/л - 2 шт., на сумму 8162 рубля; аппарат фасовочно-упаковочный - 1 шт., на сумму 34800 рублей; влагомер "Эвлас-2" - 1 шт., на сумму 19170 рублей; сепарирующе-обрушивающий комплекс - 1 шт., на сумму 200000 рублей; фракционер - 1 шт., на сумму 37000 рублей; машину упаковочную настольную - 1 шт., на сумму 22455 рублей; машину сварочную п/л - 1 шт., на сумму 4081 рубль; сепарирующе-обрушивающий комплекс - 1 шт., на сумму 400000 рублей, итого на сумму 770578 рублей 00 копеек (без учета НДС).

В связи с неисполнением ответчиком обязанностей по уплате лизинговых платежей истец обратился в суд с настоящим иском.

При удовлетворении требований в части взыскания 601051 рубля (суммы выкупных платежей) суд пришел к выводу, что договор, на основании которого истцом заявлены требования, не отвечает признакам договора финансовой аренды, действия сторон по фактическому исполнению сделки свидетельствуют о наличии между ними арендных отношений с правом выкупа арендованного имущества, факт передачи истцом имущества в аренду ответчику и неисполнение последним обязательства по внесению выкупных платежей подтверждаются материалами дела.

В части отказа в удовлетворении исковых требований решение мотивировано на сумму 92468 рублей 76 копеек пропуском истцом срока исковой давности; на сумму 556774 рубля 80 копеек - тем, что проценты являются возмещением инвестиционных затрат, которое истцом не производилось; в части взыскания пени - тем, что эта санкция не подлежит применению, поскольку предусмотрена за просрочку уплаты лизинговых платежей.

В силу статьи 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца.

Договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем.

Статьей 2 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" установлено, что лизинговая деятельность - вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его в лизинг.

Пункт 1 статьи 4 того же Закона устанавливает, что лизингодатель - физическое или юридическое лицо, которое за счет привлеченных и (или) собственных средств приобретает в ходе реализации договора лизинга в собственность имущество и предоставляет его в качестве предмета лизинга лизингополучателю за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и пользование с переходом или без перехода к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга.

Согласно пункту 2 статьи 15 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" для выполнения своих обязательств по договору лизинга субъекты лизинга заключают обязательные и сопутствующие договоры. К обязательным договорам относится договор купли-продажи.

Арбитражный суд установил, что заключенный сторонами договор не соответствует требованиям, предъявляемым к договору лизинга, но оснований считать его незаключенным либо недействительным не имеется.

Суд правомерно квалифицировал отношения сторон как вытекающие из аренды с правом выкупа арендованного имущества.

Представленные истцом копии актов приема-передачи от 15.11.2001 и от 24.12.2001 имеют непосредственное отношение к существу рассматриваемого дела.

Акт от 15.11.2001 составлен по факту передачи обществом с ограниченной ответственностью "Кедроград" Фонду реализации федеральной программы социально-экономического развития Республики Бурятия имущества, которое впоследствии было передано ответчику во исполнение договора N 444 от 24.12.2001. Пунктом 1.5 договора N 444 предусмотрено, что соглашение от 14.11.2001, заключенное Фондом реализации федеральной программы социально-экономического развития Республики Бурятия и ООО "Кедроград", является неотъемлемой частью данного договора.

Факт передачи истцом ответчику имущества подтверждается актом от 24.12.2001.

Суд кассационной инстанции оставил решение арбитражного суда и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

 

Поскольку выбор продавца по договору лизинга носил формальный характер, так как на момент его подписания у продавца отсутствовала необходимая для передачи в лизинг техника, суд сделал обоснованный вывод о ничтожности договора лизинга в силу его притворности, так как фактически стороны заключили договор купли-продажи (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 октября 2006 г. по делу N Ф04-6877/2006(27589-А03-38).

 

ЗАО "ЛизингКом" обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО "Алтайэнерго" о взыскании задолженности по договору лизинга от 25.07.2003 N 031 в размере 14378335 руб., неустойки за просрочку оплаты лизинговых платежей в размере 882394,32 руб.

ОАО "Алтайэнерго" обратилось к ЗАО "ЛизингКом" со встречным иском о признании недействительным указанного договора и применении последствий недействительности, ничтожности сделки в виде признания права собственности за ответчиком на переданные ему автомобили по договору лизинга.

Решением от 22.02.2006 первоначальные исковые требования удовлетворены частично. Взыскано с ОАО "Алтайэнерго" в пользу ЗАО "ЛизингКом" 14378335 руб. долга, 200000 руб. неустойки, 29677,05 руб. в возмещение расходов по оплате услуг представителя, в удовлетворении остальной части иска отказано. В удовлетворении встречного иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 26.06.2006 решение отменено частично. Принято новое решение в этой части об отказе в удовлетворении первоначальных исковых требований. Договор лизинга от 25.07.2003 N 031 признан недействительным. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Истец полагает, что указанный договор лизинга не является притворной сделкой.

По мнению заявителя, ЗАО "ЛизингКом" представило суду доказательства осуществления им инвестиционной деятельности.

Заявитель считает, что суд апелляционной инстанции неправильно применил нормы статей 2 и 15 ФЗ от 29.10.1998 N 164-ФЗ, нормы статей 170 и 454 ГК РФ.

Из материалов дела следует, что ЗАО "ЛизингКом" (лизингодатель) и ОАО "Алтайэнерго" (лизингополучатель) подписали договор финансовой аренды (лизинга) от 25.07.2003 N 031, по которому ЗАО "ЛизингКом" обязалось приобрести в собственность у определенного ОАО "Алтайэнерго" продавца 124 единицы техники на сумму 60000000 руб. и передать его на условиях финансовой аренды во временное владение и пользование лизингополучателю сроком на 36 месяцев, начиная с момента подписания сторонами акта сдачи-приемки техники, являющегося неотъемлемой частью договора.

Общая сумма договора составляет 118766000 руб., которая складывается из суммы лизинговых платежей и выкупной стоимости имущества, определенной в сумме 17956000 руб.

Удовлетворяя исковые требования частично, суд первой инстанции исходил из того, что правоотношения сторон возникли из договора финансовой аренды (лизинга), согласно которому ответчик, получив технику, обязан уплачивать предусмотренные договором лизинговые платежи в согласованные сторонами сроки.

В силу статьи 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Основная обязанность лизингодателя состоит в том, что он должен приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у определенного последним продавца (поставщика) и предоставить это имущество арендатору (лизингополучателю) во временное владение и пользование.

В соответствии со статьей 2 ФЗ от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" лизинговая деятельность является разновидностью инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его в лизинг.

Указанный Закон исходит из того, что лизинг по своему экономическому содержанию относится к прямым инвестициям, поэтому общая сумма лизинговых платежей должна определяться с учетом того, что лизингодатель должен полностью возместить свои инвестиционные затраты и получить сверх этого определенное вознаграждение.

Исследовав все представленные сторонами доказательства, подтверждающие последовательность действий сторон по заключению и исполнению оспариваемой сделки, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о ничтожности договора лизинга от 25.07.2003 N 031 в силу его притворности, так как фактически стороны заключили договор купли-продажи.

Апелляционной инстанцией установлено, что выбор продавца техники носил формальный характер, поскольку на момент подписания договора лизинга у ЗАО "Лик-Авто" отсутствовала необходимая для передачи в лизинг техника.

Отсутствие в договоре лизинга условия о заключении отдельного договора купли-продажи для перехода права собственности суд расценил как направленность волеизъявления сторон на отчуждение имущества в собственность ответчику.

Согласно части 2 статьи 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна.

Вместе с тем применение судом последствий недействительности лизинговой сделки в виде признания права собственности на полученную технику противоречило бы статье 218 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции соглашается с выводом апелляционной инстанции о том, что фактические отношения, возникшие между сторонами, являются сделкой купли-продажи. Ответчик полностью уплатил стоимость полученного по спорному договору имущества, в связи с чем отсутствуют основания для удовлетворения основного иска.

Арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности факта инвестиционных затрат истца, так как истец оплатил только 25 единиц техники на сумму 13955000 руб., что подтверждается платежными поручениями N 453, 454, 455 от 29.08.2003, N 684 от 16.10.2003, N 731 от 28.10.2003, N 738, 739 от 30.10.2003, тогда как ЗАО "ЛизингКом" должно было поставить технику на сумму 60000000 руб.

Суд кассационной инстанции оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

 

Поскольку право лизингодателя на односторонний отказ от дальнейшего исполнения договора предусмотрено самим договором лизинга, суд, установив соблюдение лизингодателем всех условий договора, сопровождающих односторонний отказ, правомерно удовлетворил требования о взыскании задолженности по лизинговым платежам и истребовании у лизингополучателя предмета лизинга (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 октября 2006 г. по делу № А56-58383/2005).

 

ООО "Невский лизинг" обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Дельта" о взыскании 755730 руб. 76 коп. лизинговых платежей по состоянию на 07.02.2006 (с учетом уточнения исковых требований) и об истребовании предмета лизинга.

Решением от 16.03.2006 с ООО "Дельта" в пользу ООО "Невский лизинг" взыскано: 443980 руб. 20 коп. задолженности по договору от 01.12.2004 N 01/12/04 по состоянию на 07.02.2006; 40000 руб. пеней за просрочку платежа; 30000 руб. штрафа за просрочку возврата предмета лизинга. Суд обязал ООО "Дельта" возвратить ООО "Невский лизинг" имущество: специальное транспортное средство - автобетононасос марки "Mecbo", тип установки AUT P6.90-33-4, заводской номер A4 4/100-2SB2745 от 27.03.1990, цвет - красный, 1990 года выпуска, на базе шасси DAF 95.380, 1990 года выпуска, регистрационный знак B 174 AT 98, шасси XLRAT48WSOE350686.

Постановлением апелляционной инстанции от 15.06.2006 решение от 16.03.2006 оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, ООО "Невский лизинг" (лизингодатель) и ООО "Дельта" (лизингополучатель) заключили договор лизинга от 01.12.2004 № 01/12/04 (далее - Договор), в соответствии с которым истец приобрел и предоставил во временное владение и пользование ответчику специальное транспортное средство - автобетононасос марки "Mecbo", тип установки AUT P6.90-33-4, заводской номер A34 4/100-2SB2745 от 27.03.1990, цвет - красный, 1990 года выпуска, на базе шасси DAF 95.380, 1990 года выпуска, регистрационный знак B 174 AT 98, шасси XLRAT48WSOE350686.

Согласно пункту 13.3.3 договора лизинга лизингодатель вправе в одностороннем порядке досрочно расторгнуть договор в случае неуплаты лизингополучателем в течение срока, превышающего 30 дней, лизинговых платежей.

В связи с неоднократным нарушением ответчиком условий договора в части уплаты лизинговых платежей истец письмом от 15.09.2005 уведомил ответчика о расторжении договора лизинга.

В кассационной жалобе ООО "Дельта" указывает, что в соответствии с пунктом 13.3.3 Договор может быть расторгнут только в судебном порядке. Поскольку такой порядок истцом соблюден не был, Договор продолжает действовать, следовательно, основания для возврата арендуемого имущества отсутствуют.

Доводы подателя жалобы противоречат условиям Договора.

Согласно пункту 13.4 Договора о его досрочном прекращении на основании условий, определенных в пунктах 13.3.2 - 13.3.6, лизингодатель письменно уведомляет лизингополучателя. При получении уведомления лизингополучатель лишается права пользования предметом лизинга и обязан в течение трех рабочих дней со дня получения уведомления передать предмет лизинга лизингодателю для его последующей реализации.

Указанное условие Договора свидетельствует, что предусмотренное пунктом 13.3 Договора одностороннее досрочное расторжение Договора влечет за собой прекращение договорных отношений во внесудебном порядке, то есть, по сути, означает право лизингодателя на односторонний отказ от дальнейшего исполнения Договора, результатом которого в соответствии с пунктом 3 статьи 450 ГК РФ является расторжение Договора.

Ответчик не оспаривает, что в установленном Договором порядке истец уведомил его о расторжении Договора. Таким образом, Договор расторгнут и основания для использования предмета лизинга у ответчика отсутствуют.

Наличие у ответчика долга по лизинговым платежам и его размер подтверждаются материалами дела и ответчиком не оспариваются.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

 

Суд правомерно удовлетворил исковые требования о взыскании задолженности по договору лизинга, поскольку факт наличия спорной задолженности установлен, а утверждение ответчика о просрочке истца само по себе не влечет отказа в иске, так как ответчиком не доказано, что в это время он не пользовался предметом лизинга (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 октября 2006 г. по делу № КГ-А40/9712-06).

 

ЗАО "Финансовое Лизинговое Агентство" обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО "Кронтиф-Центр" о взыскании 40127,77 евро долга по договору лизинга от 29.05.2002 и обязании возвратить предмет лизинга.

Решением от 02.02.2006 иск удовлетворен в рублях по курсу ЦБ РФ на день платежа со ссылкой на недопустимость отказа от оплаты лизинга, в остальном отказано в связи с возвратом предмета лизинга.

Постановлением от 24.04.2006 апелляционного суда решение оставлено без изменения.

Постановлением от 20.06.2006 кассационной инстанции Постановление отменено по процессуальному основанию с передачей дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении Постановлением от 03.08.2006 решение оставлено без изменения по тем же мотивам.

В кассационной жалобе ответчик просит судебные акты в части взыскания долга отменить и в иске отказать, указывая на просрочку истца.

Как установлено судами обеих инстанций при рассмотрении спора по существу, за ответчиком имеется спорная задолженность по упомянутому договору лизинга, которая и подлежит взысканию (ст. ст. 614, 622, 665 ГК РФ, ст. 17 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)").

Кассационная инстанция не вправе пересматривать фактические обстоятельства спора, установленные судами.

Утверждение ответчика о просрочке истца само по себе не влечет отказа в иске, поскольку им документально не доказано, что в это время он не пользовался предметом лизинга.

Суд кассационной инстанции оставил решение арбитражного суда и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

 

 Поскольку ответчик до принятия решения судом уплатил сумму долга, требования о расторжении договора и возврате предмета лизинга не подлежат удовлетворению; а поскольку факт просрочки уплаты лизинговых платежей установлен обстоятельствами дела, принятое решение в части взыскания пени является обоснованным (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 октября 2006 г. по делу № КГ-А40/9421-06).

 

ЗАО "Европлан" обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Телекомпания "Теле-Икс" о расторжении договора финансовой аренды от 22.01.2004 N 2662-ФЛ/РНД-04, изъятии предмета лизинга и взыскании 2041510 руб. 04 коп., составляющих сумму долга и пени.

Исковые требования заявлены на основании ст. ст. 309, 310, 330, 450, 614, 619, 622 ГК РФ, ст. ст. 13, 15 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" и мотивированы нарушением ответчиком обязательств по уплате лизинговых платежей.

До принятия решения истец в порядке ст. 49 АПК РФ уточнил предмет иска и просил суд расторгнуть договор, обязать ответчика возвратить предмет лизинга, взыскать сумму долга 42674,97 долл. США и неустойку в размере 808613 руб. 48 коп.

Решением суда от 16.01.2006, с учетом определения об исправлении опечатки от 26.01.2006, суд взыскал с ООО "Телекомпания "Теле-Икс" в пользу ЗАО "Европлан" 42674,97 долл. США долга в рублях по курсу Банка России на дату платежа, увеличенному на 1%, и 404306 руб. 74 коп. пени.

Суд расторг договор финансовой аренды от 22.10.2004 № 2662-ФЛ/РНД-04, заключенный сторонами, и обязал ответчика возвратить истцу телевизионное оборудование, являющееся предметом лизинга. В остальной части иска отказано.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик не представил доказательств оплаты задолженности по спорному договору.

Постановлением от 27.06.2006 арбитражного апелляционного суда решение арбитражного суда от 16.01.2006 в части расторжения договора финансовой аренды от 22.10.2004 № 2662-ФЛ/РНД-04, обязания ООО "Телекомпания "Теле-Икс" возвратить ЗАО "Европлан" предмет лизинга, взыскания 42674,97 руб. долларов США долга в рублях по курсу Банка России на дату платежа, увеличенному на 1%, и взыскания госпошлины в сумме 25737 руб. 55 коп. отменено, в иске в указанной части отказано.

В остальной части решение оставлено без изменения.

Отменяя решение, апелляционный суд исходил из того, что ответчик до принятия обжалуемого решения уплатил сумму долга, в связи с чем признал не подлежащими удовлетворению требования о расторжении договора и возврате предмета лизинга (п. 8 письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 05.05.1997 N 14 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров").

Поскольку факт просрочки уплаты лизинговых платежей установлен обстоятельствами дела, апелляционный суд признал правильным принятое решение в части взыскания пени.

На принятое Постановление ЗАО "Европлан" подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос о его отмене в части отказа в иске о расторжении договора и изъятии предмета лизинга и направлении дела в этой части на новое рассмотрение.

Как видно из материалов дела и установлено судом, между сторонами заключен договор финансовой аренды от 22.10.2004 N 2662-ФЛ/РНД-04, в соответствии с которым истец приобрел в собственность указанное ответчиком имущество и передал его последнему во временное владение и пользование на условиях возвратного лизинга.

Предъявляя настоящий иск о расторжении вышеназванного договора и возврате предмета лизинга, взыскании задолженности и пени, истец ссылается на нарушение ответчиком обязательств по уплате лизинговых платежей в сроки, установленные договором, и возникновение задолженности.

Апелляционный суд, рассматривая дело по правилам ст. 268 АПК РФ, установил, что ответчик до разрешения спора по существу уплатил сумму задолженности в полном объеме.

Отсутствие задолженности по лизинговым платежам подтверждено актом сверки расчетов от 05.04.2006 и признано представителем истца.

Изложенное свидетельствует о том, что ответчиком устранены нарушения договора, послужившие основанием для обращения истца в суд с настоящим иском.

Суд кассационной инстанции оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.

 

 Поскольку материалами дела подтверждается факт заключения контрагентами договора лизинга, а факт совершения сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка, подтверждения не нашел, основания для признания договора лизинга недействительной сделкой отсутствуют (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 6 октября 2006 г. по делу № А08-3012/06-22).

 

ИФНС РФ по г. Белгороду обратилась в арбитражный суд с иском к предпринимателю Ш.В.М. о признании недействительной ничтожной сделки - договора аренды оборудования от 16.10.2002, заключенного между предпринимателями Ш.В.М. и С.Н.А.

Решением арбитражного суда от 02.06.2006 в удовлетворении иска отказано.

Судом первой инстанции установлено, что между предпринимателем Ш.В.М. (Арендодатель) и предпринимателем С.Н.А. (Арендатор) был заключен договор аренды от 16.10.2002, по условиям которого Арендодатель обязался передать во временное владение и пользование Арендатору торговое оборудование, принадлежащее Арендодателю на правах финансовой аренды (лизинга).

В п. 3.2 названного договора стороны определили, что арендная плата производится ежемесячно путем выдачи Арендодателю суммы, определенной п. 3.1 договора, из кассы Арендатора не позднее 5-го числа каждого месяца либо перечислением на расчетный счет Арендодателя, указанный в разделе 10 договора, на основании составляемого между сторонами акта.

По соглашению сторон Арендатору была предоставлена отсрочка по оплате арендных платежей до 31.12.2005.

ИФНС России по г. Белгороду, ссылаясь на то, что договор от 16.10.2002 является мнимой сделкой, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, а также совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка, в виде незаконного получения вычета по НДС из бюджета, обратилась в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска, исходил из того, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих доводы относительно мнимости и противоправности оспариваемого договора аренды.

Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

В настоящем случае представленные в материалы документы указывают на отсутствие признаков мнимости договора аренды от 16.10.2002, заключенного между предпринимателями, и свидетельствуют о его фактическом исполнении.

В частности, ответчиком были представлены акты приема-передачи торгового оборудования, дополнительное соглашение от 01.01.2004 к договору аренды от 16.10.2002, а также платежные поручения за период с 01.01.2003 по 01.12.2005, подтверждающие произведение Арендатором арендных платежей во исполнение оспариваемого договора.

В соответствии со ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

Для признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст. 169 ГК РФ, необходимо установить наличие у сторон (одной из них) умысла на достижение заведомо противоправной цели. Причем достижение этой цели должно угрожать основам правопорядка и нравственности, т.е. основам общественных отношений, урегулированных нормами права.

Налоговый орган в качестве оснований, свидетельствующих о противоправности договора аренды, указывает на то, что осуществление ничтожной сделки позволило ответчику Ш.В.М. производить налоговые вычеты по НДС без уменьшения их на суммы НДС, которые должны поступать с доходов от арендной платы в сроки, обычно применяемые предпринимателями в сделках данного вида и являющиеся разумным условием предпринимательской деятельности, а также в течение длительного времени не исчислять НДС с выручки, полученной от арендной платы, и фактически пользоваться бюджетными средствами; а его партнерам по ничтожной сделке, применяющим систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход, не нести личных расходов на уплату арендных платежей и НДС по ним и получить прибыль от безвозмездного пользования оборудованием.

Суд кассационной инстанции считает правомерным вывод суда области о том, что оспариваемый договор аренды не носит антисоциальной направленности и не может быть признан недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 169 ГК РФ.

Тот факт, что ответчик длительное время не получал доходов от сдачи оборудования в аренду, не свидетельствует о наличии у него противоправного умысла.

Кроме того, как указывалось выше, представленными доказательствами подтверждается получение ответчиком арендных платежей. Следовательно, указанные налоговым органом обоснования "отсутствия доходности от сдачи в аренду лизингового имущества, приобретения его для заведомого использования не в целях получения прибыли" также не нашли своего подтверждения.

Как установлено судом первой инстанции, ответчик привлекается к ответственности на основании решения налогового органа о доначислении налогов, в том числе в связи с признанием налоговым органом взаимозависимыми лиц, являющихся сторонами по оспариваемой сделке.

Законность решения налогового органа, на что по праву указал суд, должна проверяться в рамках оспаривания данного решения, так как результаты рассмотрения настоящего дела не могут повлиять на отношения по уплате налогов в силу того, что нормами гражданского законодательства предусмотрены иные последствия признания сделки недействительной (ст. 167 ГК РФ).

Суд кассационной инстанции оставил решение суда без изменения.

 

 В связи с неисполнением поставщиком обязанности по поставке товара, являющегося предметом лизинга, расторжением лизингодателем договора купли-продажи в одностороннем порядке и расторжением сторонами договора лизинга сумма задатка, уплаченная лизингополучателем, подлежит возврату (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 октября 2006 г. по делу № КГ-А40/9449-06).

 

Иск заявлен ЗАО "Касимовнеруд" к ЗАО "Авангард-Автолизинг" о взыскании 609419 руб. 48 коп. суммы задатка на основании ст. ст. 307, 309, 310, 381, 516, 665, 668 ГК РФ.

До принятия решения по делу истец, уточнив основания исковых требований, сослался дополнительно на ст. 416 ГК РФ и обосновал требование о возвращении задатка вследствие прекращения обязательства по причине невозможности его исполнения, вызванного обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает, в данном случае - неисполнение обязательств продавцом - ООО "Олвес".

Решением арбитражного суда от 10 апреля 2006 г. взыскано с ЗАО "Авангард-Автолизинг" в пользу ЗАО "Касимовнеруд" 622013 руб. 68 коп., из них: 609419 руб. 48 коп. задолженности, 12594 руб. 20 коп. расходов по уплате госпошлины. Решение мотивировано тем, что между ЗАО "Касимовнеруд" как лизингополучателем и ЗАО "Авангард-Автолизинг" как лизингодателем был заключен договор финансовой аренды (лизинга) от 22 декабря 2004 г. N 712/04, согласно которому лизингодатель обязался приобрести автотранспортные средства у продавца - ООО "Олвес" (по договору купли-продажи от 22 декабря 2004 г. N 285), что согласно условиям договора финансовой аренды (лизинга) лизингополучатель (истец) перечислил лизингодателю (ответчику) задаток, эквивалентный 231840 долларам США, то есть 609419 руб. 48 коп., что в связи с неисполнением ООО "Олвес" обязанности по поставке автотранспортных средств ответчик в одностороннем порядке расторг договор купли-продажи от 22 декабря 2004 г. N 285 с ООО "Олвес", что 7 июля 2005 г. между ответчиком и истцом было заключено соглашение о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) от 22 декабря 2004 г. N 712/04 и 3 ноября 2005 г. истец направил ответчику претензию о возврате суммы задатка, которую ответчик оставил без ответа, что сумма задатка не возвращена. Первая инстанция отвергла доводы ответчика об отсутствии оснований возврата задатка, предусмотренных п. 2 соглашения о расторжении договора финансовой аренды (лизинга), поскольку ООО "Олвес" транспортные средства лизингодателю не поставлены.

Постановлением арбитражного апелляционного суда от 21 июня 2006 г. решение арбитражного суда от 10 апреля 2006 г. отменено, в иске отказано. Взыскано с ЗАО "Касимовнеруд" в пользу ЗАО "Авангард-Автолизинг" 1000 руб. расходов по госпошлине по апелляционной жалобе. При этом апелляционная инстанция указала, что согласно п. 9.6.1 договора финансовой аренды (лизинга) от 22 декабря 2004 г. N 712/04 истец уплатил ответчику задаток в размере 609416 руб. 48 коп., а ответчик, исполняя условия указанного договора, заключил с ООО "Олвес" как продавцом договор купли-продажи от 22 декабря 2004 г. N 285 и перечислил в счет предоплаты 604800 руб., что в силу ст. 665 ГК РФ одним из условий договора лизинга и обязанностью арендодателя является приобретение в собственность предмета лизинга, а поскольку ответчик произвел предоплату за приобретение предмета лизинга, то исполнение по договору лизинга началось и п. 1 ст. 381 ГК РФ не подлежит применению. Далее апелляционная инстанция указала, что в связи с неисполнением продавцом, ООО "Олвес", обязанностей по поставке транспортных средств ответчику последний расторг договор купли-продажи от 22 декабря 2004 г. N 285, после чего истец и ответчик заключили соглашение о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) от 22 декабря 2004 г. N 712/04, что согласно п. 3 указанного соглашения срок возврата задатка - в течение семи рабочих дней с момента получения лизингодателем от продавца всех денежных средств (предоплаты и неустойки за неисполнение продавцом своих обязательств), что истец не представил доказательств получения ответчиком от продавца денежных средств по договору купли-продажи от 22 декабря 2004 г. N 285, в связи с чем не имелось оснований для удовлетворения иска.

Апелляционная инстанция пришла к выводу об отсутствии оснований для применения ст. 416 ГК РФ, поскольку в данном случае отсутствует невозможность исполнения обязательства, так как стороны по договору установили конкретный порядок возврата суммы задатка, который является исполнимым, но не доведенным до конечного результата.

В кассационной жалобе истец просит Постановление апелляционной инстанции от 21 июня 2006 г. отменить.

Согласно ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца, предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Произведенная ответчиком предоплата за приобретение предмета лизинга необоснованно оценена апелляционной инстанцией как начало исполнения договора лизинга, хотя это действие ответчика представляет собой соблюдение ответчиком условия о расчетах по иному договору - договору купли-продажи, расторгнутому ответчиком в одностороннем порядке из-за неисполнения договора продавцом.

Ссылку апелляционной инстанции на п. 3 соглашения от 7 июля 2005 г. о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) нельзя признать соответствующей п. 3 ст. 614 ГК РФ, поскольку указанное в п. 3 упомянутого соглашения условие возвращения ответчиком истцу задатка - получение всех денежных средств от продавца - может и вовсе не наступить.

Вывод апелляционной инстанции о том, что в нарушение ч. 1 ст. 65 АПК РФ истец не доказал получения ответчиком от продавца денежных средств по договору купли-продажи от 22 декабря 2004 г. N 285, свидетельствует о неправильном распределении арбитражным судом бремени доказывания по делу, поскольку доказывание факта исполнения или неисполнения договора купли-продажи возложено на лицо, не являющееся стороной этого договора и не имеющее предоставленного законом права контролировать выполнение сторонами обязательств, возникших из расторжения этого договора купли-продажи.

Суд кассационной инстанции отменил Постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.

 

Законом закреплено право лизингодателя на передачу предмета лизинга в залог, следовательно, реализовавший право залога новый собственник предмета лизинга не может изъять его у добросовестно исполняющего свои обязательства лизингополучателя, который сохраняет право пользования лизинговым имуществом на определенных договором условиях (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 сентября 2006 г. по делу № КГ-А40/9055-06).

 

ОАО "НБ "Траст" обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Группа "ДАНА Плюс" о взыскании 22591900 руб. 07 коп., составляющих 16348099 руб. основного долга по кредитному договору от 29 апреля 2003 г. № КЛ-63/2003, 2780154 руб. 42 коп. процентов за пользование кредитом за период с 28 февраля 2004 г. по 27 марта 2004 г., 3108452 руб. 42 коп. неустойки за просрочку возврата основного долга за период с 30 марта 2004 г. по 2 апреля 2006 г., 355194 руб. 47 коп. неустойки за просрочку уплаты процентов за пользование кредитом за период с 30 марта 2004 г. по 2 апреля 2006 г., с обращением взыскания на заложенное имущество по договору залога от 11 июля 2003 г. № ДЗ-КЛ-63/2003-1, поименованное в приложении N 1 к исковому заявлению (транспортные средства - троллейбусы в количестве 30 шт.), с установлением начальной продажной цены заложенного имущества 25079820 руб.

Решением арбитражного суда от 25 мая 2006 г. исковые требования НБ "Траст" удовлетворены в полном объеме. Суд исходил из того, что факт ненадлежащего исполнения ответчиком условий кредитного договора в части соблюдения порядка и сроков погашения задолженности по кредиту и уплате процентов за пользование кредитными средствами, установленных п. п. 1.1 и 1.3 кредитного договора, подтвержден материалами дела, в связи с чем требования истца, в том числе о взыскании неустойки за просрочку возврата долга и уплаты процентов за пользование кредитом, начисленной на основании п. 4.2 кредитного договора, являются правомерными; что неисполнение обеспеченного залогом обязательства влечет удовлетворение требований кредитора за счет представленного заемщиком обеспечения в соответствии со ст. ст. 334, 348 ГК РФ.

С кассационной жалобой на решение арбитражного суда в порядке ст. ст. 42, 275 АПК РФ обратилось лицо, не участвующее в деле, - МУП "Волгоградэлектротранс". Заявитель просит указанное решение отменить в части обращения взыскания на заложенное по договору залога от 11 июля 2003 г. N ДЗ-КЛ-63/2003-1 имущество в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ.

Заявитель указывает на то, что не был привлечен к участию в деле, однако обжалуемое решение непосредственно касается его прав и обязанностей, поскольку являвшееся предметом залога по договору от 11 июля 2003 г. N ДЗ-КЛ-63/2003-1 имущество передано в лизинг МУП "Волгоградэлектротранс" по договору от 19 июня 2003 г. N 241Д/07-03 и обращение взыскания на указанное имущество нарушает его права. Заявитель считает, что может лишиться прав владения и пользования лизинговым имуществом, которыми обладает на основании договора лизинга, а также права на приобретение предмета лизинга в собственность, ссылаясь при этом на п. 2 ст. 51 ФЗ "Об исполнительном производстве" и возможность ареста указанного имущества в рамках исполнительных действий по исполнению обжалуемого решения. Кроме того, заявитель считает договор залога от 11 июля 2003 г. N ДЗ-КЛ-63/2003-1 недействительным как заключенный с нарушением п. п. 2, 3 ст. 18 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)", указывая на то, что ответчик не имел права передавать имущество в залог, а также не предупредил лизингополучателя обо всех правах третьих лиц, которые имеются в отношении передаваемого в лизинг имущества.

Как следует из материалов дела и установлено судом, между ОАО "Национальный банк "Траст" и ООО "Группа "ДАНА Плюс" был заключен договор от 29 апреля 2003 г. N КЛ-63/2003 о предоставлении кредита в форме кредитной линии с лимитом задолженности 55000000 руб., по условиям которого истец предоставил ответчику кредит в сумме 45090641 руб. с окончательным сроком возврата 27 декабря 2005 г. и уплатой процентов за пользование кредитом в размере 20% годовых, размер которых с 1 мая 2004 г. был уменьшен до 17%. Предоставление кредита в указанной сумме подтверждено материалами дела и ответчиком не оспаривается.

В обеспечение исполнения ответчиком обязательств по кредитному договору стороны заключили договор залога от 11 июля 2003 г. N ДЗ-КЛ-63/2003-1 с учетом дополнительных соглашений, изменяющих предмет залога (транспортные средства - троллейбусы) по количеству и общую оценочную стоимость предмета залога, окончательно составившую 25079820 руб.

В соответствии со ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, которые предусмотрены договором, а заемщик обязуется возвратить полученную сумму и уплатить проценты на нее.

Неисполнение заемщиком принятых на себя обязательств в части соблюдения порядка и сроков погашения задолженности по кредиту и уплате процентов за пользование кредитными средствами, предусмотренных п. п. 1.1 и 1.3 кредитного договора, было установлено судом при разрешении спора и ответчиком не оспаривалось.

При указанных обстоятельствах удовлетворение исковых требований о взыскании задолженности по кредитному договору и процентов за пользование кредитными средствами является правомерным. Правильными являются и выводы суда о законности взыскиваемой истцом неустойки, поскольку п. 4.2 кредитного договора стороны предусмотрели ответственность заемщика за просрочку возврата кредита и процентов за пользование кредитом в виде уплаты неустойки из расчета удвоенной ставки рефинансирования ЦБ РФ от подлежащих выплате, но не выплаченных сумм за каждый день просрочки. Данное условие договора не противоречит положениям ст. 330 ГК РФ.

В указанной части судебный акт не обжалуется, в связи с чем в соответствии со ст. 286 АПК РФ не является предметом рассмотрения суда кассационной инстанции.

В соответствии со ст. ст. 334, 348 ГК РФ неисполнение основного обязательства, то есть в данном случае кредитного договора, обеспеченного залогом, влечет удовлетворение требований кредитора с обращением взыскания на заложенное имущество.

Поскольку в добровольном порядке ответчик долг по кредитному договору не возвратил, проценты и неустойку не уплатил, суд пришел к правильному выводу о наличии оснований для обращения взыскания на заложенное по договору залога имущество в соответствии со ст. ст. 334, 348 ГК РФ.

Доводы заявителя жалобы - МУП "Волгоградэлектротранс" о том, что обжалуемое решение касается его прав и обязанностей, поскольку являвшееся предметом залога имущество находится у него в лизинге по договору от 19 июня 2003 г. N 241Д/07-03, подлежат отклонению.

В соответствии со ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование. Согласно положениям ГК РФ лизинг является разновидностью договора аренды, поэтому к нему применимы нормы, регулирующие общие положения об аренде. Так, п. 1 ст. 617 Кодекса устанавливает, что переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды. Таким образом, реализовавший право залога новый собственник предмета лизинга не сможет изъять его у добросовестно исполняющего свои обязательства лизингополучателя, который сохранит право пользования лизинговым имуществом на определенных договором условиях.

Ссылки заявителя на возможность лишения прав владения и пользования лизинговым имуществом в рамках исполнительных действий по исполнению обжалуемого решения носят предположительный характер, в связи с чем не могут быть приняты во внимание судом. Кроме того, в силу п. 2 ст. 51 ФЗ "Об исполнительном производстве", на которую ссылается заявитель, ограничение права пользования имуществом, его изъятие или передача на хранение осуществляются при необходимости; виды, объемы и сроки ограничения определяются судебным приставом-исполнителем в каждом конкретном случае.

Подлежат отклонению и доводы жалобы о том, что договор залога от 11 июля 2003 г. N ДЗ-КЛ-63/2003-1 заключен с нарушением п. п. 2 и 3 ст. 18 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)".

Лизингодатель, являющийся собственником переданного в лизинг (финансовую аренду) имущества, в соответствии со ст. 209 ГК РФ вправе распоряжаться указанным имуществом, передавая его в залог в период действия договора лизинга. Пунктом 2 ст. 18 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" также закреплено право лизингодателя на передачу предмета лизинга в залог. Соблюдение п. 3 ст. 18 Закона подтверждается содержанием кредитного договора, согласно п. 5.1 которого обеспечением по нему выступает договор залога троллейбусов, приобретаемых ответчиком для последующей передачи в лизинг МУП "Волгоградэлектротранс", и отметкой генерального директора заявителя о получении копии кредитного договора и принятии его к сведению.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда без изменения.

 

Поскольку сторонами договора лизинга не был определен продавец имущества, передаваемого в лизинг, и не был согласован график лизинговых платежей, так как он не содержит условий о коэффициенте амортизации, договор лизинга является незаключенным, следовательно, во взыскании лизинговых платежей и неустойки отказано правомерно (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20 сентября 2006 г. по делу № Ф04-6140/2006(26676-А03-38)).

 

ЗАО "ЛизингКом" обратилось с исковым заявлением к ОАО "Алтайэнерго" о взыскании 13753960 рублей, в том числе 13106000 рублей долга по договору финансовой аренды от 21.01.2004 N 009 и 617 960 рублей неустойки.

Исковые требования мотивированы ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по указанному договору лизинга.

ОАО "Алтайэнерго" обратилось к ЗАО "ЛизингКом" со встречным иском о признании недействительным указанного договора и применении последствий недействительности ничтожности сделки в виде признания права собственности за ответчиком на переданные ему транспортные средства.

Решением от 15.02.2006 в удовлетворении первоначальных и встречных исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 25.05.2006 решение от 15.02.2006 в части отказа в удовлетворении встречного иска отменено, принят новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в этой части.

Заявитель кассационной жалобы считает, что суд неправильно истолковал нормы статьи 665 ГК РФ и статей 3, 4, 15 - 17, 27 - 29 ФЗ от 29.10.98 № 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон о лизинге), неправильно применил статью 170, часть 3 статьи 424 ГК РФ; суд апелляционной инстанции неправильно истолковал положения статьи 28 Закона о лизинге.

Из материалов дела следует, что ЗАО "ЛизингКом" (лизингодатель) и ОАО "Алтайэнерго" (лизингополучатель) подписали договор финансовой аренды (лизинга) от 21.01.2004 № 009, по которому ЗАО "ЛизингКом" обязалось приобрести в собственность у определенного ОАО "Алтайэнерго" продавца 151 единицу транспортных средств на сумму 60724000 рублей и передать их на условиях финансовой аренды во временное владение и пользование лизингополучателю.

По условиям договора срок аренды начинает течь с момента подписания сторонами акта приемки-передачи имущества, определенного договором лизинга.

Право собственности на имущество, являющееся предметом лизинга, в соответствии с пунктом 3.4 договора переходит к ответчику по истечении срока действия договора при условии выплаты им всех лизинговых платежей.

В приложении № 3 приведен график лизинговых платежей на период с 03.03.2004 по 03.03.2007, общая сумма платежей 120197000 рублей, в том числе не позднее 03.03.2004 предусмотрен авансовый платеж 18217200 рублей.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что ответчиком произведена оплата лизинговых платежей на общую сумму 38315200 рублей.

Согласно дополнительному соглашению от 17.09.2004 № 2 к указанному договору лизингополучатель досрочно выкупает у лизингодателя имущество, выкупная стоимость которого определена в сумме 24976900 рублей.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции в силу статьи 432 ГК РФ пришел к выводу, что договор лизинга от 21.01.2004 № 009 не заключен, так как стороны не согласовали график начисления лизинговых платежей, был оформлен только график платежей, из которого не усматривается, какой был применен коэффициент амортизации.

Суд установил, что в нарушение пункта 3.4 указанного договора и графика начисления лизинговых платежей график платежей предусматривает не только лизинговые платежи в сумме 49488204 рубля, но и оплату выкупной стоимости в сумме 25131900 руб.

В удовлетворении встречных исковых требований суд первой инстанции отказал по тем основаниям, что пункт 2 статьи 170 ГК РФ не предусматривает возможности применения к притворной сделке последствия недействительности в виде признания права собственности, указав, что в отношении имущества, которое выкуплено по договору купли-продажи от 30.09.2004, ответчик является собственником и в этой части отсутствует нарушение его прав.

Повторно рассматривая дело, суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции по первоначальному иску и удовлетворил встречные исковые требования ответчика.

При этом суд применил нормы статьи 454 ГК РФ и пришел к выводу о том, что ОАО "Алтайэнерго" оплатило поставленное имущество, поэтому за ним должно быть признано право собственности.

Суд кассационной инстанции считает, что удовлетворение арбитражным судом апелляционной инстанции встречного иска является неправомерным.

Статьей 665 ГК РФ установлено, что по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

В силу статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

К существенным условиям договора лизинга относятся предмет договора и условия о продавце (поставщике) лизингового имущества.

При этом предмет договора лизинга включает в себя помимо объекта лизинга (лизинговое имущество) действия обязанных сторон: по принятию имущества в аренду, обеспечению его сохранности и использования по назначению, выплате платежей и возврату имущества по окончании срока лизинга (либо приобретении его в собственность).

Судом первой инстанции правильно установлено, что продавец имущества сторонами не был определен. Кроме того, сторонами не согласован график лизинговых платежей, поскольку график не содержит условий о коэффициенте амортизации.

Поскольку договор является незаключенным, суд обоснованно отказал истцу во взыскании лизинговых платежей и неустойки на основании договора лизинга.

Вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора от 21.01.2004 № 009 в связи с его притворностью не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Материалами дела подтверждается вывод суда первой инстанции о незаключенности договора лизинга. Указанный вывод поддержан судом апелляционной инстанции.

Незаключенный договор не порождает правовых последствий. Таким образом, у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований для признания незаключенного договора ничтожной сделкой с применением последствий недействительности ничтожной сделки.

В силу пункта 2 статьи 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

Признание права собственности на имущество как последствия недействительности сделки не является приведением сторон в первоначальное положение и противоречит статье 218 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции отменил Постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение арбитражного суда.

 

Поскольку обязанность по выплате лизинговых платежей, под которыми понимается сумма по договору лизинга за весь срок действия договора, включающая в себя возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором услуг, доход лизингодателя и выкупную цену предмета лизинга, в сроки, установленные графиком лизинговых платежей, выполнена частично, оставшаяся часть платежей правомерно взыскана судом (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12 сентября 2006 г. по делу № А55-8785/05-13).

 

ОАО "Самараагролизинг" (далее - истец) обратилось в арбитражный суд с иском к СПК "Студенецкий" (далее - ответчик) о взыскании задолженности (основного долга) в сумме 215253 руб. 28 коп. и пени за период просрочки с 06.02.2002 по 24.03.2005 в размере 265903 руб. 15 коп.

Решением от 09.08.2005 арбитражный суд взыскал с ответчика в пользу истца 303887 руб. 66 коп. (составляющие 215253 руб. 28 коп. долга и 88634 руб. 38 коп. пени).

Постановлением кассационной инстанции от 19.01.2006 решение суда от 09.08.2005 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Решением от 26.04.2006 арбитражный суд иск удовлетворил частично, взыскал с ответчика в пользу истца основной долг в сумме 215253 руб. 28 коп., в остальной части иска отказал.

Как следует из материалов дела, между истцом (лизингодателем) и ответчиком (лизингополучателем) был заключен договор финансового лизинга N 1-01фл/3 с приложениями № 1, 2 от 12.10.99, в соответствии с условиями которых истец принял на себя обязательства по передаче ответчику трактора Т-4А по цене 374000 руб. в долгосрочную аренду (лизинг) с обязательным последующим выкупом, а ответчик - обязательства по уплате истцу первоначального взноса в размере 10%, арендной платы за первый год пользования объектом в размере 3% от остаточной стоимости объекта лизинга, снабженческо-сбытовых и других услуг - 12%, оплате за пользование объектом лизинга в соответствии с графиком платежей.

Срок действия договора установлен до 12.10.2005.

По акту приема-передачи от 27.01.2000 объект лизинга - трактор Т-4А - на сумму 374000 руб. получен ответчиком.

Истец, считая, что ответчиком обязанность по выплате лизинговых платежей в сроки, установленные графиком лизинговых платежей, выполнена частично, обратился в арбитражный суд с иском о взыскании долга по лизинговым платежам и пени.

Арбитражный суд первой инстанции иск удовлетворил в части основного долга, во взыскании пени отказал.

В соответствии со ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца.

Согласно п. 1 ст. 614 ГК РФ арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату).

Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды.

Статьей 15 ФЗ от 29.10.98 № 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" предусмотрено, что по договору лизинга лизингополучатель обязуется выплатить лизингодателю лизинговые платежи в порядке и в сроки, которые предусмотрены договором лизинга.

Согласно ст. 28 указанного Федерального закона под лизинговым платежами понимается сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Ответчиком в ходе судебного разбирательства в нарушение ст. 65 АПК РФ не представлены доказательства уплаты лизинговых платежей в полном объеме.

В материалах дела имеется письмо ответчика о признании основного долга в заявленном истцом размере.

При наличии таких обстоятельств арбитражный суд первой инстанции в соответствии со ст. ст. 309, 310, 614 ГК РФ обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца основной долг в сумме 215 253 руб. 28 коп.

Суд кассационной инстанции оставил решение арбитражного суда без изменения.

 

Поскольку обязательства по внесению лизинговых платежей ответчиком частично исполнены, предмет договора лизинга, выкупная цена которого является составной частью лизинговых платежей, возвращен лизингодателю, основания для взыскания задолженности по договору лизинга отсутствуют (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 7 сентября 2006 г. по делу № Ф09-7797/06-С4).

 

ООО "АС Финанс" обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Бэст" о взыскании 953571 руб. 29 коп. задолженности по договору лизинга от 09.09.2004 № 50/2004 на основании ст. ст. 307, 309, 310, 614, 622 ГК РФ.

Решением суда первой инстанции от 19.04.2006 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 07.06.2006 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

ООО "АС Финанс" с решением суда первой инстанции и Постановлением суда апелляционной инстанции не согласно, просит их отменить, удовлетворить исковые требования в полном объеме. Обжалуя судебные акты, ООО "АС Финанс" ссылается на неправильное применение судом ст. 28 ФЗ "О лизинге", неприменение ст. ст. 622, 624 ГК РФ, нарушение ст. ст. 309, 310, 421, 431, 453, 614 ГК РФ.

В соответствии со ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Как видно из материалов дела, между ООО "АС Финанс" (лизингодатель) и ООО "Бэст" (лизингополучатель) заключен договор лизинга от 09.08.2004 № 50/2004. В соответствии с п. 1.1 названного договора лизингодатель обязуется приобрести в собственность и предоставить лизингополучателю во временное владение и пользование предмет лизинга - автомобиль BMW-740DA, который приобретается у ООО "Диамант" по договору купли-продажи. Лизингополучатель обязан принять предмет лизинга у лизингодателя по акту приемки, своевременно вносить лизинговые платежи за пользование предметом лизинга, размер которых, согласно приложению № 1, определен в общей сумме 3086400 руб. и которые подлежат выплате по согласованному графику в период с 14.08.2004 по 09.09.2006.

Пунктами 3.1, 3.2 договора лизинга предусмотрено, что в лизинговые платежи включаются компенсация всех затрат лизингополучателя, связанных с приобретением, регистрацией имущества, банковские расходы, другие фактические затраты, понесенные лизингодателем в связи с приобретением предмета лизинга.

Во исполнение условий договора лизинга между ООО "Диамант" (продавец) и ООО "АС Финанс" (покупатель) заключен договор купли-продажи от 10.08.2004 № 50/2004, предметом договора является автомобиль марки BMW-740DA, который передан ООО "Бэст" по акту приема-передачи от 11.08.2004.

Обязательства по внесению лизинговых платежей по договору лизинга от 09.08.2004 № 50/2004 ООО "Бэст" исполнены частично, в размере 1184428 руб. 71 коп.

Пунктом 11.2 договора лизинга предусмотрено право лизингодателя расторгнуть договор в одностороннем порядке в случае невнесения более двух раз подряд в установленный срок лизинговых платежей.

Письмом от 27.12.2004 ООО "АС Финанс" направило ООО "Бэст" уведомление о расторжении договора лизинга и о необходимости возвратить автомобиль.

По акту приема-передачи (возврата) транспортного средства от 23.09.2005 спорный автомобиль был передан лизингодателю.

Истцом заявлено требование о взыскании с ответчика задолженности по договору лизинга от 09.08.2004 № 50/2004 в сумме 953571 руб. 29 коп. за период пользования предметом лизинга с 11.08.2004 по 23.09.2005.

Согласно ст. 2 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (в редакции ФЗ от 29.01.2002 № 10-ФЗ) лизинг - совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в том числе приобретением предмета лизинга.

В соответствии со ст. 28 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (в редакции ФЗ от 29.01.2002 № 10-ФЗ) предусмотрено, что под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других, предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются договором лизинга с учетом положений ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)".

Лизинговый платеж является единым платежом, производимым в рамках единого договора лизинга. Несмотря на то что в расчет лизингового платежа входит несколько составляющих, нельзя рассматривать этот платеж как несколько самостоятельных платежей. Лизинговые платежи являются формой оплаты за пользование переданным в лизинг имуществом.

В силу п. 5 ст. 15 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" приобретение имущества в собственность производится по другому договору (купли-продажи).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно исходили из того, что требование о взыскании затрат, связанных с приобретением, передачей предмета лизинга лизингополучателю, и суммы разумного дохода заявлено истцом неправомерно, поскольку спорным договором лизинга (раздел 9) предусмотрено, что по истечении срока действия договора и выполнении всех договорных обязательств лизингополучателем предмет договора переходит в собственность лизингополучателя.

Таким образом, суды обеих инстанций обоснованно пришли к выводу о том, что, поскольку выкупная цена является частью лизинговых платежей и предмет лизинга возвращен лизингодателю, задолженность лизингополучателя перед лизингодателем отсутствует.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

 

 

 

Председатель первого судебного состава                            М.А. Керимова

 

Судья первого судебного состава                                        И.В. Сиротин

 

Начальник отдела анализа и обобщения                               Т.Н. Корнеева

судебной практики, законодательства

и статистики